Процесс перерегистрации ООО 2015 глазами юриста - что ждет юридические лица

 

Гражданский кодекс РФ, Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» и некоторые иные законодательные акты посредством Федерального закона от 30.12.2008 №312-ФЗ получают ряд юридических новшеств, основная задача которых разрешить сложившиеся в результате аккумулированной практики последних лет круг вопросов, требующих более внимательного законодательного регулирования, нежели это было возможно в старой редакции данных правовых актов. Перерегистрация ООО 2015, как тут же окрестили данную процедуру в обывательской среде, начинается с 1 июля 2015 года и заканчивается 1 января 2010 года, когда – как предполагается – все заинтересованные в дальнейшей деятельности юридические лица должны будут обозначенную перерегистрацию пройти.

Перерегистрация ООО 2015 носит похожий характер на соответствующую перерегистрацию 2002 года, за некоторыми исключениями. В случае 2002 года основной целью было очистить реестр (ЕГРЮЛ) от брошенных фирм, фирм-однодневок, организаций, не работающих, но обязанных ежеквартально отчитываться даже за «нулевую» деятельность. То есть, таким образом, планировалось выявить итоговый перечень потенциальных налогоплательщиков, над которыми и сосредоточить работу налоговых инспекций, освободив фискальные органы от «мертвых компаний». В случае 2015 года задачи предполагаются шире. Безусловно «чистка» реестра (ЕГРЮЛ) юридических лиц имеет смысл и в данном случае, само собой, что из организаций, не прошедших перерегистрацию 2015, будут формироваться со временем ликвидационные списки, за которые возьмутся соответствующие отделы инспекций ФНС, и которые в итоге будут подлежать ликвидации по решению налоговых органов, после проверки чистоты деятельности.

Второй, не менее важной задачей современной перерегистрации, является переоформление учредительных документов юридических лиц в ключе их соответствия изменениям в законодательстве (Федеральный закон от 30.12.2008 №312-ФЗ). Общий характер правовых нововведений можно разделить на три группы, а именно – «антирейдерская», «антибюрократическая» и «фиксационная». Попробуем подробнее рассмотреть каждую из групп, выявив основной их смысл и проанализировав предполагаемую полезность с точки зрения решения задач, на исполнение которых каждая из групп сформирована.

«Антирейдерская группа» во главе списка формулирует расширение поля деятельности нотариусов в смысле переоформления прав от старого владельца компании (или доли в обществе) к новому (третьим лицам). То есть с 1 июля 2015 года любой собственник доли может продать принадлежащую ему долю по договору купли-продажи доли, как и раньше, однако, теперь данная форма договора требует обязательного нотариального удостоверения, более того налоговые формы (Р13001 и Р14001) так же после своего оформления у нотариуса, совместно с договором, подлежат передаче в регистрирующий орган (встолице – Инспекция ФНС №46 по г. Москве) не самим собственником (обычно в лице единоличного исполнительного органа Общества), а именно нотариусом, совершившим удостоверения, в течение 3-х дней. Нотариус при оформлении описанной процедуры обязан проверять полномочия собственника доли, то есть запрашивать подтверждающие правообладание документы, как-то – договора купли-продажи доли или дарения доли, документы наследования, выписку из реестра (ЕГРЮЛ) юридических лиц и т.п.

Данное нововведение видится полезным в плане того, что практика последнего времени показала полную незащищенность собственников компаний от противоправных действий третьих лиц, когда любой злоумышленник (так называемый «рейдер»), заполучив копии учредительных документов и образец печати, мог легко изобразить протокол общего собрания учредителей, которым переписывал на себя доли и назначал своего директора. Этот же «липовый» директор далее шел в налоговую, где проводил соответствующие изменения, предварительно заверив нужные ему налоговые формы у дружественного нотариуса, либо просто подделывая данное заверение. Подобная ситуация привела к тому, что последние пять лет ознаменовались целой серией судебных процессов и аналогичных дел, где истинные собственники должны были доказывать свое правообладание, недобросовестность покупки их компаний и т.п. С 1 июля 2015 года, в связи с повышением ответственности нотариусов, личностного привлечения их к моменту переоформления данного права, подобные неблаговидные прецеденты станут более редкими и более регулируемыми с точки зрения выявления ложного и настоящего собственника. Следующие требования приурочены не только к случаю продажи или покупки доли, но так же и в случае залога доли и прочих обременений. Выдержка из закона:«доля или часть доли в уставном капитале общества переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, либо в случаях, не требующих нотариального удостоверения, с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц соответствующих изменений на основании правоустанавливающих документов». Нотариального удостоверения не требует переход доли в случаях: перехода доли к обществу, распределение доли между участниками общества и продажи доли всем или некоторым участникам общества либо третьим лицам в случае неоплаты доли участником

В данном смысле промежуточным закрепляющим звеном между «антирейдерской» и «антибюрократической» группой выступает возможность отсутствия в нынешнем единственном учредительном документе – уставе данных по размеру и номинальной стоимости доли участников, что обусловлено задействованием нотариуса при каждом изменении в пропорциях долей или числе участников, и отсутствии необходимости регулярных внесений изменений в устав по описанному поводу.

Отдельно стоит упомянуть о еще одной свежей особенности, являющейся промежуточной между группами «антирейдерской» и «фиксационной», где последняя играет роль «скрепки» аккумулированного опыта гражданского оборота, в результате которого во времени проявились разные особенности и необходимости правового регулирования в том или ином ракурсе. Иллюстрацией в данном случае является возможность изначального закрепления в уставе общества круга лиц – допустим только среди учредителей, которым возможно будет переуступить в дальнейшем искомую долю, то есть без возможности оферты оной для внимания третьих лиц.

Следующей новеллой из разряда «антибюрократических» является обязанность Общества вести списки участников Общества с описанием соответственно доли, ее номинальной стоимости, владельца, способы оплаты и т.п. Обозначенные списки видятся родственными к выпискам из реестра акционеров акционерных обществ, которые так же не регистрируют в учредительных документах перераспределения акций, а отражают это во внутренней документации (реестре), что обусловлено удобством гражданского оборота в данном случае. Тем не менее, существенное отличие между реестром акционерных обществ и списками Обществ с ограниченной ответственностью после 1 июля 2015 года имеется, а именно то, что достоверной для фискальных органов информацией во втором случае будут являться данные ЕГРЮЛ, когда как в первом случае – реестр акционеров.

Одним из наиболее существенных нововведений в рамках «антибюрократической» группы так же нельзя не признать упразднение, как такового, былого учредительного документа – учредительного договора. В ключе перерегистрации ООО 2015 года сей институт более не действует, при этом договор об учреждении (создании) упомянут новым законом, однако, прежнего статуса лишен и для регулирования деятельности в дальнейшем будет применяться устав организации.

Подытоживая предыдущий параграф и подчеркивая явную взаимосвязь, переходим к последней группе «фиксационной», которую мы уже обсудили на промежуточных этапах, но в силу наибольшей развернутости хотелось бы остановиться на ней в самом конце и более полно.

Во-первых, особой новеллой в возможностях правового регулирования гражданского оборота стоит упомянуть договор об осуществлении прав участников общества. Это не учредительный документ, заключаться он будет по желанию собственников и может предусматривать особое регулирование гражданских вопросов и вопросов совместной деятельности участников в рамках организационно-правовой формы общества. То есть реализация отдельных прав или отказ от их осуществления, либо обязательство осуществления определенных действий, как-то: возможность продажи доли третьим лицам или обязанность продажи доли только внутри общества, возможность продажи по определенной цене или при определенных условиях, или формирование данной цены, исходя из особых условий, или голосовать определенным образом, или особые правила голосования, или особые условия согласования крупных сделок, или иные возможности особенного решения вопросов, возникающих в процессе деятельности организации. Данным договором, возможно прописать иной порядок распределения прибыли, привязав их так же к необходимым условиям, и в случае одобрения договора всеми учредителями, описанные положения будут носить обязательный характер для всех участников.

Главным моментом, на который одномоментно хотелось бы обратить внимание, это расширение возможностей уставного регулирования гражданских отношений, то есть не в пользу императивных норм. Это означает, что в случае отдельного регулирования в уставе ряда вопросов, ранее относимых к исключительному ведению ГК, теперь оные могут формулироваться самими участниками Общества. Например, теперь существует возможность прямого запрета в уставе перехода доли в порядке наследования, что означает приобретение данной доли обществом, с выплатой наследникам или обозначенной уставом или действительной стоимости данной доли. Другим ярким примером может быть следующее положение, а именно – уставом общества может быть предусмотрен запрет выхода участника из общества, либо же прописана обязанность получения согласия всех прочих участников на выход из общества, с выделом доли в натуре имуществом или оплате по действительной стоимости (опять же если иная стоимость не предусмотрена уставом). Ситуация возможна с точностью до наоборот: уставом может разрешаться выход учредителя из состава участников без согласия прочих дольщиков. В соответствии с новыми поправками собственник доли может продать часть или всю долю одному или нескольким учредителям общества, без согласия прочих участников, но опять же уставом организации может быть прописан иной порядок вплоть до наоборот.

В связке с договором об осуществлении прав участников общества можно подытожить расширенную роль устава, как документа, оформляющего отношения учредителей. Изменения к закону об ООО изобилируют диспозитивными ссылками на данный документ в смысле его приоритета в случае выбора правильного решения по тем или иным вопросам, возникающим в гражданском обороте. Стоить заметить, что опыт последних лет, в смысле применения закона на практике субъектами торговых отношений, был проанализирован и решения, отраженные в новом законе, нацелены на большую свободу участников рынка в плане оформления ими собственных отношений в контексте возможных организационно-правовых форм, исходя из условий ведения ими предпринимательской деятельности.

Таковые изменения в юридической жизни российских компаний предстоят с 1 июля 2015 года в результате пресловутой перерегистрации 2015, которую необходимо пройти каждой действующей организации до конца текущего года.

 

 

Статья взята с сайта: http://77rus.info/articles/ooo_2015_moskva/

Главное на сайте


Перерегистрация ООО

О себе

Мои координаты

Юрист ON-LINE

Юридические услуги

Охрана труда

Тарифы и оплата

Ссылки и статьи

Самая детальная информация мелодрамы на сайте. .